ПРОКЛАДЫВАНИЕ МАРШРУТА 1836 ДЛЯ ЭНДУРО, 35 ДЕНЬ

31 Июл
- 2019 -

Автор

Andis Pikāns

Просыпаемся рано, торопливо завариваем кофе и собираемся в дорогу, так как уже в девять утра в Скайсткалнской церкви у нас назначена встреча со священником Ордена паулинов, монахом отцом Янисом.

Церковь, построенная на горе в конце XVII века, хорошо заметна уже на въезде в погруженный в утренний покой городок. Улыбающийся отец Янис в длинной белой рясе уже ждет возле церкви и с удовольствием делится интересными рассказами об истории церкви и движении Ордена паулинов в Латвии.

Нам также предоставляется возможность спуститься в расположенную под церковью гробницу, где в открытых гробах покоятся останки представителей знати и священников. Некоторые из них сохранились на удивление хорошо, и отец Янис объясняет это верой и целомудрием.

Мы прощаемся и едем изучать знаменитые Скайсткалнские карстовые провалы; здесь находится одно из уникальных мест в Латвии, где можно наблюдать вызванные карстом изменения. Карст — это необычный геологический процесс, во время которого вода вымывает горные породы, и под землей образуются пустоты (воронки, борозды, полости и трещины). Когда они увеличиваются, верхний слой земли, потеряв под собой опору, рушится в пустоту. Значит, на мотоцикле нужно передвигаться с особой осторожностью, так как ходят легенды о том, что во время Второй мировой войны от артиллерийского грохота здесь пропадали под землей целые воинские подразделения.

Дальше мы держим путь на Элею. У нас есть идея побеседовать с целительницей Вероникой, которая построила возле своего дома церковь, но планировать мы ничего не можем, так как на первый телефонный звонок получили короткий, но конкретный ответ: «Не могу сейчас говорить!» Полностью отдаемся дороге и наслаждаемся ею. В Элею мы въезжаем около семи вечера, быстро находим маленькую белую церквушку и собираемся позвонить еще раз. В голосе Вероники чувствуется осторожность, но она впускает нас в церковь при условии, что ее саму мы снимать не будем.

Арис, поздоровавшись, говорит, что бабушка рассказывала ему о встрече с целительницей, но это было в детстве, потому сам он не помнит. «Да, — отвечает Вероника, — я знаю, это было в 1994 году». Как она может об этом знать, если Арису тогда было два года? Позже вечером его мама по телефону подтвердила — да, примерно в то время Ариса возили к целительнице.

Мудрая женщина сначала внимательно наблюдает за нами ясным пронизывающим взглядом, потому что нечасто здесь, в святилище, можно увидеть покрытых пылью и увешанных сумками и техникой мотопутешественников. Но понемногу лед тает, и наше общение становится все более оживленным. В какой-то момент Вероника начинает читать стихи собственного сочинения и вспоминать о том времени, которое она провела в молодости в Лапмежциемсе с Имантом Зиедонисом. Начинаем уже прощаться как лучшие друзья, но тут госпожа Вероника приглашает нас к себе домой на кофе. С радостью соглашаемся, и еще какое-то время продолжаем беседовать за столом в доме по соседству. На улице уже начинает смеркаться, нам нехотя приходится расставаться с приятной уютной атмосферой, потому что в ближнем Вилце нас ждет на ночлег Янис Байзелис. Путь на улицу к мотоциклам снова ведет через церковь, где госпожа Вероника произносит о нас молитву за здравие.

После неожиданной и приятной встречи, на эмоциональном и душевном подъеме мы вместе с лучами садящегося солнца въезжаем во двор Кюрбьи, где нас встречает Янис Байзелис.